Новости Новости г. Магадан

Ночной страх в городе-призраке, мистическое падение квадрокоптера и мечта жить как русские.

О путешествии китайцев и русской девчонки Сабины по российским просторам и колымской трассе. Продолжение.

Начало здесь.

http://karibu.fm/pyl-stolbom-goroda-prizraki-90-chasov-videomaterialov-i-800-litrov-topliva-a-v-itoge-tri-nedeli-nezabyvaemyh-vpechatlenij/

http://karibu.fm/tolko-smelym-pokorjaetsja-pekin-i-kolymskaja-trassa/

Глаза операторов мгновенно загорелись азартом, когда мы их вывели на тропинку недалеко от съезда к Нюклинской косе.  В ход пошли камеры и квадрокоптер. Кстати, недавно я увидела клип нашей землячки Рады Рай, который снимали летом 2019 в этом районе.  Завораживающие красивое место…

Последний воскресный день августа порадовал погодой. В предвкушении пикника мы выбрали уютную поляну, на которой кто-то заботливо оставил слегка дымящийся очаг, импровизированный рукомойник и даже пластиковую вазочку с Иван-чаем.  Предварительно закупив разной снеди в «Мегамаге», мы собрали шикарный стол.  Сытные, вкусные закуски, травяной чай, морской воздух, великолепная природная картина – все это освобождало от будничной загруженности, давало ощущение душевной легкости и располагало к неспешной беседе.  

Пингэ:

«Я побывал уже на многих маршрутах Китая.  Очень люблю природу, пейзажи. Мне не нравятся большие города».

Пинге – очень опытный водитель, отлично ориентируется на местности, досконально знает автомобиль и его не пугают возможные поломки в дороге. За свою жизнь он уже проехал десятки тысяч километров по разным странам. Сравнивая разные маршруты, говорит, что, например, по Европе ездить легко, но нет такого удовольствия от путешествия.

На этот раз дорожный марафон был разбит на несколько этапов. Первый проходил по территории Китая от города Ухань до Манчжурии и на него потребовалось пять дней.

Следующим рубежом стал путь по России. Проехали города Борзя, Нерчинск и так доехали до Якутска.  Взор радовали горы, леса. Доехали до Оймякона и потом прибыли в известный Кадыкчан. Китайцы говорят, что дорога в принципе была не так плоха, но мешала пыль и постоянно приходилось менять колеса.  Поэтому водители испытали большую радость, когда примерно за 100 км до Магадана они наконец выехали на асфальт.

Пингэ:

«Магадан – финишная, но у нас цель доехать до Камчатки и Чукотки. Сейчас Камчатка является новым направлением для Китая. Там есть вулканы, медведи и величественная природа. Чукотка для нас – загадка, это самая восточная точка Азии. Все знают, что есть Северный полюс, Южный полюс, а наша цель – добраться до самой восточной точки.  И если с Чукотки выехать, можно добраться даже до Америки. И я уже с нетерпением ожидаю следующую поездку по России. Далее мы поедем по Канаде и Америке. Туда сейчас очень много китайцев ездит. Думаю, природа там будет похожа на магаданскую, но дороги будут лучше.  И мне почему-то кажется, что путешествие по Канаде не принесет таких эмоций как по России».   

У каждого из пятерых членов экспедиции своя роль. Самый молодой, Татхун Шансуянь, – профессиональный оператор. Он уверен, что мышление фотографа отличается от мышления обычного человека.  Он может замечать интересные детали и увидеть то, что не видит человек, не владеющий секретами фото-видео съемки. Он был очень рад возможности участвовать в этом дорожном проекте, в котором увидел столько всего впечатляющего!

Татхун Шансуянь:

«Те кадры, что я снял в этом путешествии на первый взгляд кажутся простыми, но за ними скрываются истории.  В дороге у нас было много приключений. Повезло с командой и все люди, что нам встречались, очень интересные».

В Китае Татхун занят съемками экстремальных видов спорта, им сделано множество сюжетов про лыжи, серфинг. Сам он паркурщик и очень любит природу. Совместно с другим оператором, Тсин Шань, за эту поездку они сняли 90 часов видео.

А вот его коллега по цеху Тсин Шань по профессии – юрист, но однажды осознал, что это не его призвание и переучился на фотографа.  Сейчас работает оператором, снимает природу и экстрим. Он мастерски управляет квадрокоптером, который ценит за возможность снимать виды, которые никогда не увидишь глазами. Искусство управлять квадриком он сравнивает с автовождением. Ловкость пришла со временем и с десятком упавших аппаратов.

Тсин Шань:

«Я наслаждаюсь съемкой, и квадракоптер в этом процессе для меня – одно из важных техсредств. Когда мы были в Кадыкчане, я хотел снять его на закате, чтобы показать пустынность города. Мы тогда обошли дома, но испытали какой-то душевный страх, потом вышли наружу, чтобы продолжить высотную съемку. Но без видимых причин квадрокоптер вдруг свалился, как раз на заключительных кадрах. Падение аппарата – это нормально, но в тот раз было нечто мистическое..  Но мы там все-таки остались на ночевку».

От этого путешествия у Тсин Шань особое чувство.  Много километров пути на машинах. Красиво, но очень безлюдно  и пусто.

Тсин Шань:

«Даже там, где были люди, все равно кажется, как-то малолюдно. Раньше я не был в России и сейчас у меня впечатление, что это чудесное место. Я постоянно сравнивал вашу жизнь в России с жизнью в Китае и часто вспоминал фразу «Кому-то суждено родиться в Риме». То есть, в каждом месте люди живут по-своему». 

На их пути было много селений, Тсин Шань говорит, что его удивляла открытость людей. В отличие от коммерческого Китая, Россия в хорошем смысле – простая. И Тсин Шань с грустинкой сказал, что именно такой жизни ему бы хотелось.

Каждый из китайцев в разговоре со мной вспоминал Кадыкчан. Особенно эмоционально о нем отзывался Кобе, испытавший там сильный страх.  До поездки он читал в интернете об известных  городах-призраках и узнал, что Кадыкчан входит в мировую десятку. Он как блогер был рад возможности прочувствовать на себе ауру этого колымского селения.

Днем они спокойно бродили по безлюдному Кадыкчану, по его брошенным жилищам с  останками былой  жизни, и Кобе похвастался перед друзьями, что он в одиночестве переночует в одном из зданий.  Однако, чем становилось темнее, тем было неприятнее находиться среди заброшек. А с наступлением ночи поселок вообще стал напоминать фильм ужасов, но отступать было поздно. Потому что для китайца – если ты что-то пообещал, ты должен это сделать. 

 

Кобе:

«Я ведь сказал, что переночую в квартире. С наступлением сумерек мне уже не хотелось покидать друзей, но я ведь пообещал это сделать, причем на камеру. И когда полностью стемнело, я был вынужден уйти в дом».   

Друзья заночевали в машинах, а Кобе пошел искать ночлег. В  одном  здании стояла кровать, но это было далеко от стоянки друзей, поэтому он все же выбрал ближайший дом и так, чтобы из комнаты были бы видны машины.

Кобе:

«Я поставил палатку и расстелил спальный мешок. Тут мне стали вспоминаться фильмы ужасов. В какой-то момент я решил покурить в окошко палатки. Но мне вдруг показалось, что ко мне тянется рука. Побоялся, что рука меня схватит, и я закрыл окошко и потом курил в закрытой палатке. Вначале я никак не мог уснуть. На голове у меня был специальный фонарик. Было страшно ночевать в таких условиях. Но потом все-таки постарался представить, что я у себя дома и с трудом уснул».

Кобе сказал, что  не жалеет о таком опыте, считает очень интересным. Пережить такое событие,  когда сердце на пике страха и мощный прилив адреналина.  Утром Сабина ему объяснила, что он спал на почте. Там всюду валялись остатки газет и других вещей. Кобе  – блогер. У него миллион подписчиков. А раньше он был обычным «белым воротничком», но потом ему надоела офисная жизнь, он уволился и стал снимать сюжеты про путешествия и  автомобили.  Россию для себя он стал открывать в прошлом году, в 2018 успел побывать у нас дважды. Тогда он на машине вместе с родителями доехал от Манчжурии до  Москвы и через Финляндию въехал в Европу.  В той поездке они  посетили 20 стран. Но даже если все те страны сложить вместе, они по территории не сравнятся с Россией.  В этом году он снова поехал на своей машине, но теперь в другую сторону. По его мнению, трасса Колыма – одна из опаснейших в России.  Он рад, что их довольно простые автомобили «Шевроле» преодолели такой путь, они друг друга поддерживали, получили грандиозный опыт и познакомились с культурой Дальнего Востока. Очень рад приезду в Магадан и знакомству с прекрасными людьми.  

Кобе:

«Я уверен, что эта поездка очень скрепляет дружбу.  Россия и Китай ведь дружественные страны. В процессе этого путешествия, благодаря Сабине, я смог больше познакомится с русским народом, глубже узнать культуру. Я  надеюсь, что дружба между нашими странами будет укрепляться».  

Во время путешествия Кобе старался держать в курсе событий своих подписчиков, буквально фиксировал каждый свой шаг, но посетовал на плохую сотовую связь в России. Она есть не везде и когда она появлялась, он тут же выкладывал посты.   Продолжая беседу, неожиданно Кобе вернулся к разговору о брошенных поселках и спросил меня: «Русским тоже там страшно находиться?»  

Оксана Зейферт:

«Нам не страшно. Нам больно. Душа болит. Я сама из села, которое превращается в призрак. Раньше население было больше двух тысяч человек, кипела жизнь. Люди там были счастливы, работали, рожали детей, я думала, что всегда там буду жить. Но потом все изменилось.  Осталось меньше двух сотен человек и много заброшенных пятиэтажек. В 90-е люди массово покидали малую родину. Недавно я была там. Гуляла по улицам, и моя душа изболелась. В моих воспоминаниях это был уютный, красивый поселок, а сейчас ветхость, разруха и безлюдность, как после войны».

Кобе сказал, что понимает, что я имею ввиду и что это, конечно, два абсолютно разных чувства – у китайцев и у русских.  Видя мои переживания, попытался как-то успокоить и приободрить. И с грустинкой отметил, что, наверное, это был такой период истории и ее не забыть. Я поделилась с ним мечтой, что когда-то все возродится и там появится много людей, которые начнут возделывать земли, строить дома. В ответ Кобе выразил надежду, что Дальний Восток будет возрождаться и будет все лучше и лучше.  

Вот как после хорошего вина, так и после хорошей беседы остается послевкусие.

Я в который раз убедилась, что хоть мы и говорим на разных языках, отличаемся по цвету кожи, вероисповеданию, но хорошие люди, независимо от нации, похожи взглядами, переживаниями и легко понимают друг друга.  


А на Нюкле к вечеру стало холодать. Погода и время суток сигналили нам скорее возвращаться домой, а гостям – в гостиницу.  Назавтра им предстояло успеть решить вопрос по отправке автомобилей пароходом на Камчатку, и это, надо отметить, удалось сделать в течение понедельника, а уже на следующий день самолет уносил их на Камчатку, откуда они запланировали продолжить свое русское путешествие на Чукотку и завершить в Канаде. По возвращению домой ребята-операторы займутся монтажом отснятого видео и затем выпустят четыре фильма по 15 минут, потому как более длительный хронометраж китайские зрители смотреть не будут.  

Факты о Кадыкчане.

Население составляло 12 тыс. человек. Кадыкчан — нежилой поселок городского типа в Сусуманском районе Магаданской области. Возник в годы Великой Отечественной войны как рабочий поселок при предприятии по добыче каменного угля Аркагалинского месторождения. Шахту и поселок строили заключенные.
В ноябре 1996 г. на шахте произошел взрыв, погибли 6 человек. После взрыва шахта была закрыта. Людей начали выселять из поселка, выдав им от 80 тыс. до 120 тыс. руб. на переселение в зависимости от выслуги лет. В 2001 г. дома законсервировали, отключив их от тепла и электричества.
Однако даже в 2001 г. в поселке оставались жилыми 4 улицы: Ленина, Строителей, Школьная (на ней находилась АТС) и Южная (самый дальний от центра дом) и один дом по улице Мира (в котором находилась поликлиника, а к тому времени и больница, а также коммунальные службы).

Подробнее: https://www.vestifinance.ru/articles/101505?page=7

Журналист Оксана Зейферт  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *